Зверь по имени сон: нежный и коварный

Татьяна РЕШКЕ

Зверь по имени сон: нежный и коварныйКак быть, если неожиданный образ, увиденный во сне, заинтриговал, очаровал, встревожил? Можно, конечно, попытаться расшифровать «потустороннее веяние», полистав спецсправочники: «Сонник Дома Солнца», «Сонник Ванги», «Сонник Нострадамуса»… Правда, некоторые расшифровки, предлагаемые авторами-составителями вещих сборников, настолько просты и однозначны, что возникает грустный вопрос: а можно ли вообще доверять книжным толкованиям? Даже поверяя собственной интуицией?.. И будут ли когда-нибудь раскрыты секреты, связанные с миром сновидений?

Томас Эдисон, изобретатель электрической лампочки, сетовал: нынешние люди чересчур сонливы и нелюбопытны. Спят в два раза дольше, чем нужно, гробят жизнь, теряют время. А вот современные медики с Эдисоном категорически не согласны: здоровый крепкий сон, настаивают они, — это не просто прихоть ленивого организма, но уникальный ментальный процесс сортировки событий, организации информации, анализа, обобщения.

Мудрейшие представители рода человеческого во все времена понимали: сон — состояние в высшей степени удивительное. Находясь на его зыбкой территории, довольно сложно вычертить границу между проблемой и тайной. Восточные мистики, зрящие вовнутрь сознания, испокон веков учили: богатство и блеск окружающего мира — не более чем иллюзия, кажимость, сновидение бога. А льюискэрролловская Алиса, как истинное дитя Запада, отчаянно протестовала против подобного рода мистицизма, упрямо не желая быть просто сном. Чьим бы то ни было.

Приходится признать: сегодня, в начале XXI века, мы по-прежнему далеки от разгадки — от постижения смысла этого «великого инструмента», который люди называют тихим, уютным словом сон…

Во власти Морфея

«Онейрократия» — в переводе с греческого этот термин означает «власть сна». Так называется сервер, отец-основатель которого, Мирза Бабаев, является активным членом Вселенской Ассоциации Сновидцев. Посетители «Онейрократии» (www.zhurnal.ru/oneirocratia) коллекционируют «заметки спящих людей» и приглашают всех желающих влиться в «интерсубъективную реальность коллективного сновидения».

Ходят слухи, будто канал MTV пытался скупать сюжеты ночных грез, чтобы на их основе снимать видеоклипы. И неудивительно: способность видеть и сохранять в памяти оригинальные, яркие сны встречается не так уж часто. Далеко не все люди, даже из числа очень талантливых, творческих личностей, этой способностью обладают. Так, один из самых загадочных мастеров XIX века, график Обри Бердслей, который любил творить заполночь при свечах, на вопрос «что вам снится?», отвечал: «Я разрешаю себе видеть сны только на бумаге».

Откуда приходят сновидения? От богатого жизненного опыта? От тревожных воспоминаний? От «легкого дыханья интуиции»? Вот случай, описанный Карлом Юнгом, основоположником аналитической психологии: «Однажды ко мне обратился мужчина… Он принес написанную от руки книжечку, подаренную ему десятилетней дочерью по случаю Рождества. В ней были описаны ее сны двухлетней давности. Снов причудливее я не встречал… Хотя и детские, они производили жуткое впечатление. Наиболее примечательными были следующие сюжеты:

«Лютый зверь«, змееподобный монстр, усеянный рогами, убивает и пожирает всех других зверей. Но с четырех углов приходит Бог, а в действительности четыре разных божества, и оживляет всех убитых животных… *В мышку проникают черви, змеи, рыбы и человекоподобные существа. Так мышь превращается в человека. Иллюстрирует четыре стадии происхождения человечества… *Видна как бы под микроскопом капля воды. Девочка видит, что капля наполнена ветками деревьев. Иллюстрирует происхождение мира… *Плохой мальчик держит ком земли и бросается во всех, кто проходит. Тем самым все проходящие мимо становятся плохими…» и т. д. К сожалению, психологу не удалось побеседовать с девочкой — через год она умерла от инфекционной болезни. И все-таки Юнг тщательно проанализировал рукопись, отметил связь описанных сновидений с древними космогоническими мифами, о существовании которых девочка, скорее всего, даже не подозревала, и сделал вывод: в наших душах дремлет знание, унаследованное от далеких предков.

А вот что рассказали нам известные новосибирцы, пожелавшие поддержать «онейрократические» исследования корреспондента «Вечерки».

Анатолий Шалин, писатель-фантаст: «Мне обычно запоминаются сны, которые снятся под утро. Какая-то старая легковая машина с трудом катится по грязной дороге. Я за рулём. Вдруг остановка. Поломка? Осматривая автомобиль, вдруг вижу (этакое эмоциональное потрясение), что у этой авторазвалюхи велосипедные колёса. Полный сюр! До меня доходит, что я, видимо, вижу сон. И сразу просыпаюсь… Под утро запомнился довольно смешной эпизод сна. В каком-то старинном кабинете двое в мундирах с эполетами (XIX век, что ли?). Один похож на Пушкина. Второй — детина, с пышными гусарскими усами, раза в полтора повыше первого, довольно громко бросает реплику: «А вот понюхай революцию советскую!» — И тычет кулачищем чуть ли не в лицо маленькому человеку, похожему на великого поэта. (Опять какой-то сюрреализм приснился). Или вот еще случай: как-то раз видел и держал в руках странный веер из зеркальных стёкол… Какая-то тень. И фраза прозвучала в сознании: «Веер вурдалака…« Было в этом сне что-то неприятное, тревожное. (Считать ли этот сон пророческим? Вечером этого дня умер мой брат. Вроде бы зеркала ассоциируются с потусторонним миром)».

Нелли Закусина, поэт: «Сны мне всегда снились. С самого раннего детства. Страшные или очень красивые. Они были немного не из моей тогдашней жизни. В юности и молодости мне все время снилась вода. И я плавала. Вода была разная, плавала я всегда в разных ситуациях. Потом, когда этот сон уже, как говорится, «меня достал», стала сопоставлять с реальной жизнью. Так и научилась «диагностировать» сны. Потому что они мне (в связи с водой) стали «говорить», что меня ожидает в смысле здоровья. Перед рождением дочек я ловила в этой воде рыбку…

А если рассказать о каком-то особенном сне (их было много), то вот хотя бы один. Мой отец умер рано, в пятьдесят два года. Когда у меня родилась вторая дочка, которую отец не успел увидеть, он пришел на нее посмотреть. Согнулся над кроваткой и горько-горько плакал, слезы просто лились ручьем. Второй раз он пришел не в костюме, в котором его похоронили, и не в его обычной одежде, а в кителе. В далеком прошлом ее носили геодезисты. Во сне я поняла так, что это не мой папа. Рассказать в двух словах сложно, там играет роль каждая деталь… Любя его и плача, я ему не поверила… А он говорил: «Я живой, живой! Вот расписка«. И протягивал сжатую в кулак руку. Когда я ее разжала, оттуда вылетело что-то похожее на пчелу — зажужжало и улетело в форточку. А отец растворился, как облако».

…Может ли человек безнаказанно вторгаться в область сновидений, моделируя сюжеты по собственному вкусу? «Осознанное сновидение — одно из самых увлекательных искусств, которыми вы можете овладеть, — утверждает Брэдли Томпсон, автор книги, посвященной этому искусству. — Вообразите, что вы находитесь в мире без правил… Хотите пить кофе с Мольером? Или поехать за город с Эйнштейном и попросить его объяснить вам теорию относительности так, чтобы вы ее действительно поняли?.. Или, может, вы искатель приключений. Как вам понравится свободное падение с парашютом…или вдруг вы обнаружите себя в обществе дюжины привлекательных личностей, жаждущих вашего сексуального внимания?» Словом — «безопасно, забавно, естественно».

Для того чтобы овладеть техникой осознанного сновидения, понадобится немногое: будильник, блокнот, авторучка — чтобы вовремя проснуться, припомнить, записать. А также мультивитамины и «сонные травки» — этакие «хитрости», якобы безобидные, стимулирующие процесс. Пригодится даже обыкновенный кусочек сыра! Брэдли Томпсон излагает «легенду домохозяек», подтвержденную некоторыми исследователями: «Сыр (и в меньшей степени бананы) значительно увеличивает возможность запоминания снов». А еще второй натурой должен стать метод проверки на реальность — дневная привычка, которая легко перекидывается в мир грез.

Это проще, чем вы думаете?..

Следует отметить, что даже сами пропагандисты подобного рода экспериментов (Стивен Лаберж, Ховард Рейнголд) признают: «Исследования мира сновидений начались недавно, поэтому в нем найдутся еще неисследованные области». А на вопрос: существует ли опасность болезненного привыкания к моделированию снов? — отвечают уклончиво: «Для человека, пытающегося спрятаться от жизни, такая вероятность, может, и существует». Поэтому прежде чем взламывать тайники психики, стоит поинтересоваться: что думают обо всем этом философы, психологи, врачи?

Основатель психоаналитической школы Зигмунд Фрейд говорил, что сюжеты снов далеко не случайны, и, пробираясь путем свободных ассоциаций, можно нащупать тайные комплексы человека. Карл Юнг считал, что язык сновидений глубоко символичен, наполнен архетипическими смыслами: «Жизнь всегда казалась мне похожей на растение, которое питается от своего собственного корневища. В действительности же она невидима, спрятана в корневище… Сон посвятил меня в тайны земли».

Конечно, символы проявляются не только во сне, но также в реальной дневной жизни — в загадочных совпадениях, поступках, предчувствиях. Известны случаи, когда, например, часовой механизм останавливался в тот момент, когда в судьбе владельца происходил роковой поворот. Когда неодушевленные предметы — зеркала, драгоценные камни, рукописи — вдруг реагировали на эмоциональный накал и как бы свидетельствовали: к нашим поступкам и мыслям прислушивается еще кто-то…

Вот как описывала пресса последние часы жизни друга Льва Толстого, художника Николая Ге, человека в высшей степени несентиментального, реалистически настроенного. Он умер при таком «нагромождении мелодраматических странных случайностей, на изображение которого не решится ни один художник». «В двенадцатом часу ночи, в дождь и грозу, он подъехал на подводе к своему хутору… Он вез из Нежина приобретенные им там корабельные часы с глухим башенным боем». Пройдя в комнату, «поставил часы на стол и стал любоваться своим приобретением. Но вдруг почувствовал себя дурно, так что без помощи сына не смог добраться до постели. Сын распахнул окно, и из сада ворвались ночь и мгла сырой ночи. Огромная дворовая собака, поняв, что ее хозяин в агонии, подняла удручающий вой на весь дом… И вдруг в это время на столе забили полночь корабельные часы длинным погребальным звоном, который гудел, казалось, бесконечно и под звуки которого и угасла жизнь художника» (П. Николаев. «Н. Ге»). Сколько еще можно привести примеров, когда события текли, будто в дурном (или, напротив, волшебном) сне, поражая воображение?

Исследователи отмечают: анализ сновидений — дело тонкое, деликатное. В их сумеречных уголках «живым осадком« хранятся потерянные впечатления, «зародыши-невидимки» осознанных мыслей. Диагностируя сны, важно принимать во внимание «язык индивидуальности» человека, эмоциональную заряженность сна. Ведь один и тот же образ зачастую может быть истолкован по-разному, в зависимости от того, кому он привиделся: подростку? старику? беременной женщине? Какие ощущения вызвал при своем появлении. Впрочем…

— Когда мы имеем дело с так называемыми большими снами, эмоциональный фон не так уж важен, — поясняет Татьяна Ласовская, заведующая кафедрой клинической психологии, декан Новосибирского государственного медицинского университета. — Эмоциональный фон — это то, с чем просыпается человек. А опыт показывает, что значимые сны редко вызывают бурные эмоции — ужас, веселье, гнев. Приближаясь к большим образам, мы испытываем любопытство, недоумение, желание понять, что происходит…

Можно ли расшифровать язык сновидений?

В одном из ближайших номеров газеты мы познакомим наших читателей с мнением психолога по этому вопросу.





Источник: vn.ru





Нравится